Паучишко
Пауки - это не только ценный мех, но и мощные хелицеры
Мои комментарии к произведению слишком велики для формата Книгомобчега, поэтому пишу отдельным постом. Итак, Ян Потоцкий - "Рукопись, найденная в Сарагосе". Очень длинное и тяжелое, но вместе с тем какое-то чарующее произведение автора, жившего в конце XVIII - начале XIХ вв. Вообще удивительный был человек - почитала краткую биографию, прониклась. Он исходил множество дорог, бывал в Монголии, в Астрахани и в Марокко. Писал книги о путешествиях, владел типографией в Париже (где печатал политические памфлеты), получил российский орден за дипмиссию, успел пару раз жениться и обзавестись детьми от обеих жен, составлял карту Сибири, боролся за независимость Польши... И застрелился в 54 года - то ли из-за выматывающих на протяжении многих лет головных болей, то ли из-за подписания договора, по которому Польшу окончательно закрепили за Россией.

И произведение написал удивительное по своей многогранности. И даже у Пушкина, оказывается, есть стихотворение, посвященное ГГ романа:

Альфонс садится на коня;
Ему хозяин держит стремя.
"Сеньор, послушайтесь меня:
Пускаться в путь теперь не время,
В горах опасно, ночь близка,
Другая вента далека.
Останьтесь здесь: готов вам ужин;
В камине разложен огонь;
Постеля есть - покой вам нужен,
А к стойлу тянется ваш конь".
- "Мне путешествие привычно
И днем и ночью - был бы путь,-
Тот отвечает,- неприлично
Бояться мне чего-нибудь.
Я дворянин,- ни чорт, ни воры
Не могут удержать меня,
Когда спешу на службу я".
И дон Альфонс коню дал шпоры,
И едет рысью. Перед ним
Одна идет дорога в горы
Ущельем тесным и глухим.
Вот выезжает он в долину;
Какую ж видит он картину?
Кругом пустыня, дичь и голь,
А в стороне торчит глаголь,
И на глаголе том два тела
Висят. Закаркав, отлетела
Ватага черная ворон,
Лишь только к ним подъехал он.
То были трупы двух гитанов,
Двух славных братьев-атаманов,
Давно повешенных и там
Оставленных в пример ворам.
Дождями небо их мочило,
А солнце знойное сушило,
Пустынный ветер их качал,
Клевать их ворон прилетал.
И шла молва в простом народе,
Что, обрываясь по ночам,
Они до утра на свободе
Гуляли, мстя своим врагам.

Альфонсов конь всхрапел и боком
Прошел их мимо, и потом
Понесся резво, легким скоком,
С своим бесстрашным седоком.
1836

Потоцкого считают первым настоящим польским романистом, а его книга - один из первых образцов "шкатулочного" стиля. Когда история цепляется за историю, жизнь за жизнь, и вот ты читаешь книгу, полную рассказов о чем-то совершенно разном, с некоторым налетом мистики и с необыкновенно прогрессивными для того времени взглядами на религию. Когда читала - вспоминала похожий по наполнению "Декамерон", сейчас в Вики прочитала - да, и еще "Тысяча и одна ночь", они все - "шкатулочные".
Главный герой, Альфонс ван Верден, попадает в горах в странные события, знакомится с самыми разными людьми, и они рассказывают ему о своей жизни. Истории самые разные - о любви, о предательстве, о придворных интригах, смешные и трагические... Разные. Периодически начинаешь путаться в именах, но хорошо, что одна история завершается - а другая начинается. Хотя бывают и истории в историях в историях))) Удивительная книга.